История чтения Корана в Куфе

Основным чтением среди мусульман стало чтение Хафса, передача от имама Асыма. Мусхафы в этом риваяте раздают в хадже, их печатают в Египте, Сирии, Иордании и Турции. Как так вышло — вопрос исторический. Отдалённость поздних правителей от знаний, фанатизм, упорство. Причины можно искать, а можно принимать факты.

Неграмотность в вопросах Корана приводит и к таким версиям: «Это самый лёгкий вариант для арабов, он и сохранился»; «это ближе к языку курайшитов, поэтому так распространилось» и т. п. Так что же на самом деле случилось в Куфе 1400 лет тому назад?

Науки фикха и Корана жители Куфы переняли от ибн Мас’уда, да будет доволен им Аллах. Один из первых величайших ученых Корана вышел из племени Хузайль. Коран читал соответственно. На диалекте Хузейль, не на курайшитском наречии. Некоторые формы чтения ибн Мас’уда были отменены в последнем прочтении, но он продолжал практиковать их.

С этим связан отказ ибн Мас’уда оставить свой мусхаф в пользу собранного Зейдом ибн Сабитом. Когда Усман отправил абу абдур-Рахмана ас-Сулями в Куфу с куфийским манускриптом, ибн Мас’уд продолжал читать по-своему.

Перед смертью ибн Мас’уд вернулся в Медину и нашёл общий язык с Усманом. Согласился с мнением остальной массы сподвижников. Однако его чтение ещё долго преобладало на куфийской земле.

Абу абдур-Рахман (ас-Сулями) старался распространить чтение Зейда, согласующееся с мусхафом Усмана, который он привёз в Куфу. Помогало в этом и то, что оно совпадало с чтением Али, за которым следовали куфийцы.

Влияние Хаджаджа

Время правления Абдуль-Малика ибн Марвана и его сына Валида. Большую роль в распространении мусхафа Усмана сыграл Хаджадж. Он старался уничтожить всё, что связано с мусхафом ибн Мас’уда и даже назвал этого благородного сподвижника «абду Хузейль» (раб Хузейля). Хаджадж говорил: «Заявляет, что его чтение от Аллаха! Клянусь Аллахом, это всего лишь говор бедуинов! Не было это ниспослано Пророку!»

Это было несправедливой ошибкой. Чтение ибн Мас’уда, подобно другим чтениям, — от Аллаха, разве что некоторые его вариации были отменены в последнем прочтении.

Связь Хаджаджа с Кораном

Отец Хаджаджа преподавал Коран. Сам он в начале молодости пошёл по стопам отца, но позже занялся военным делом. Особое отношение к Книге Аллаха и к чтецам у него сохранилось.

Ибн Кясир писал: «Он щедро и много расходовал на людей Корана». От Умара ибн Абдуль-Азиза передаётся: «ни в чём я так не завидую Хаджаджу, врагу Аллаха, как его любви к Корану, тому, как он расходовал на чтецов и его словам перед смертью „О, Аллах! Прости меня, ведь люди заявляют, что Ты этого не сделаешь“».

Хаджадж владел чистым арабским языком, был красноречив. Абу ’Амр ибн аль-‘Аля, будучи известным специалистом по арабской грамматике, говорил: «Никого красноречивее Хаджаджа и Хасана (аль-Басри) я не встречал, хотя Хасан был лучше».

Он отлично читал Коран сам, а абу Джа’фар, шейх Нафи’а, передавал некоторые вариации чтения как от Хаджаджа, так и от Марвана. Высокий уровень! Мединский учёный, заставший сподвижников, передаёт от Хаджаджа чтение и обучает ему.

Хаджадж был выходцем из Хиджаза. Имел соответствующий диалект, на котором читали и большинство сподвижников. Мухаджиры и ансары. Поэтому Хаджадж особо почитал чтение Усмана, которое совпадало и с тем, как читал Али, да будет доволен ими Аллах.

Чтение Куфийцев по большей части возвращалось к двум сподвижникам: Али и ибн Мас’уд. Один — потомок Хиджаза. Второй — выходец из племени Хузейль. Несмотря на то, что племя Хузейль обитали и в землях Хиджаза, их диалект отличался и был непривычен. Он больше походил на говор племени Бану Тамим из Неджда.

Всё это повлияло на непринятие Хаджаджем чтения ибн Мас’уда. Хаджадж считал его неправильным. Он старался приложить все усилия для распространения курайшитского чтения в Куфе.

В Басре Хаджадж собрал комиссию по этому вопросу. Местные учёные-чтецы были уполномочены уничтожать мусхафы, противоречащие мусхафу Усмана. Владелец мусхафа получал 60 дирхамов взамен (примерно 5 тыс.рублей сегодня).

Многие учёные позже хвалили Хаджаджа за это решение. Проблема была в том, что Хаджадж не принимал даже те варианты чтения ибн Мас’уда, которые не противоречат мусхафу Усмана! Аргументировал он тем, что Коран был ниспослан на языке курайшитов, упуская тот факт, что он был ниспослан на семи языках арабов.

Хаджадж устрашал и наказывал за чтение ибн Мас’уда. Поэтому некоторые из его учеников скрыли и даже закопали свои мусхафы во времена этого правления.

Известно, что в мусхафе Усмана ни точек, ни огласовок не было. Халиф абдуль-Малик дал указание Хаджаджу позаботиться об этом. Тот в свою очередь назначил двоих: Насра ибн Асыма и Яхью ибн Я’мара. Оба ученики Абу Асвада ад-Дуали, который в чтении следовал Али.

В результате первый мусхаф с точками и огласовками был оформлен в соответствии с курайшитским чтением (Али и Усмана, которое совпадало и с тем, как читал Зейд ибн Сабит).

Так что же случилось?

Всё вело к тому, чтобы курайшитское чтение стало преобладающим в Куфе, но нет. Такие имамы, как Асым и А’маш распространили вариацию Хузейль назло Хаджаджу!

Асым слышал, как Хаджадж сказал: «Если встречу того, кто читает чтением сына матери раба (так он хотел принизить ибн Мас’уда), он получит по шее!». И когда он рассказал это А’машу, тот заметил: «Я тоже подобное слышал и решил про себя: „Буду читать тебе назло!“».

Почему только курайшиты?

Прежде, чем обвинять Хаджаджа и в этом вопросе, нужно вспомнить. Он не один относился так к курайшитскому чтению.

Умар ибн аль-Хаттаб говорил ибн Мас’уду:

— Обучай людей курайшитскому чтению, не надо читать на диалекте Хузейль. Коран был ниспослан на языке курайшитов!

Усман говорил: «Коран был ниспослан на языке Курайш». Курайшитам, которые во главе с Зейдом записывали мусхаф, Усман сказал:

— Если в чём-то будете разногласить, то записывайте на языке Курайш, Коран был ниспослан именно так.

Всевышний Аллах сказал в Коране:

وَمَا أَرْسَلْنَا مِن رَّسُولٍ إِلاَّ بِلِسَانِ قَوْمِهِ‏

Мы посылали посланников только говорящих на языке их племени

А ведь племенем Мухаммада были курайшиты.

И Умар, и Усман были в курсе разночтений Корана. Их отношение к вопросу не было отрицанием, как у Хаджаджа. Они считали, что лучше будет обучать людей чтению Курайш.

Абу Шама сказал: «Возможно, что слова Умара, а затем и Усмана означают следующее. Коран был изначально ниспослан на языке курайшитов, после чего Аллах послал облегчение. Они могли читать на своих языках, главное, чтобы это не выходило за рамки ясного арабского. Если же читает иностранец, то лучше ему будет научиться читать на языке курайшитов. Это и имел ввиду Умар в своём послании к ибн Мас’уду. Ведь любой арабский диалект для иностранца будет изначально чуждым. Чтобы остановиться на одном, пусть это будет язык племени Пророка, да благословит его Аллах и приветствует».

Поэтому, когда Усман собрал мусхаф, он послал одну копию в Куфу. С ней он отправил Абу Абдур-Рахмана ас-Сулями. Он учил чтению курайшитов и продолжал учить до своей смерти, в дни правления Хаджаджа.

Абу Абдур-Рахман научился Корану от Али. Асым научился его чтению, ас-Сулями стал одним из его шейхов! Но то, насколько негативным было отношение куфийцев к политике Хаджаджа, подтолкнуло их отдать предпочтение чтению ибн Мас’уда.

Также передаётся от имама Малика, что он порицал чтение с произношением хамзы, потому что это не было языком Пророка. Слова, такие как مُومِن, ياجُوج, ماجُوج и т. п. Не произносили эту хамзы большинство жителей Хиджаза. Так вот, среди переданным от Малика вопросов, такой: «Что делать человеку, который молится за имамом, а тот читает как ибн Мас‘уд?». Он ответил: «Оставить его, выйти из молитвы и не следовать за ним».

Хаджадж не был единичным примером такого отношения.

Несмотря на все старания, чтение ибн Мас’уда в Куфе сохранилось. Не помогло даже то, что чтение Усмана (которое распространял Хаджадж) совпадало с чтением Али (оба из Хиджаза). Куфийцы во многих вопросах отличались странными и редкими мнениями, отличающими их от остальной общины.

Имамом чтецов Куфы стал Асым ибн Бахдаля. Его чтение стало смесью диалекта ибн Мас’уда и чтения Али ибн аби Талиба. Хузейль и Курайш. Если же изучить его подробнее, становится ясно преобладание чтения ибн Мас’уда. Например, ясное произнесение хамзы — язык Хузейль, но не курайшитов.

Чтение Асыма распространилось в Куфе, несмотря на большое количество других чтецов и учёных. Позже в Куфе появился Хамза, перс по происхождению. Остальные вариации чтения в Куфе таким образом тяготели либо к Асыму, либо к Хамзе. Все иснады Хамзы также уходили к ибн Мас’уду, Али и частично к Убей ибн Кя’бу, не противореча Усманскому мусхафу.

Чтение Хамзы многие из учёных отвергли из за его непривычных вариаций чтения и сложности в практике. Такая сложность не была присуща арабам. Некоторые из учёных обвинили его в новшестве. Намаз в таком стиле объявили недействительным.

Ибн Муджахид описывал в книге «Семь»:

«Чтение Асыма частично распространилось среди жителей Куфы, но не стало преобладающим. Дело вот в чём:

Самым искусным учеником Асыма был Абу Бакр ибн ’Аяш (Шу’ба). Он прочитывал Асыму по 5 аятов за раз,
добиваясь идеала. Куфийцы доверяли именно ему, если хотели перенять чтение Асыма. Абу Бакр же мало кому > давал такую возможность.

Поэтому чтение Асыма было редким, мало кто хорошо его знал. И до наших дней среди куфийцев преобладает
чтение Хамзы ибн Хабиба»

Так чтение Хамзы, несмотря на свою странность, распространилось в Куфе. Как уже говорилось, куфийцы часто выделялись редкими мнениями. Это проявилось в кыраатах, убеждениях, в фикхе и хадисе. Даже в языковедении. Студент, изучающий арабскую грамматику, часто сталкивается с такими вопросами.

Позже из Басры в Куфу пришло чтение Дури, риваята от Абу ’Амра. Оно распространилось не только в Куфе, но стало основным чтением на исламском Востоке в течение многих веков. Так продолжалось до тех пор, пока Османская империя принудительно не установила обязательным чтением риваят Хафса от Асыма. С юга Ирака чтение Асыма перешло и в шиитские регионы. До наших дней шииты не читают никак иначе.

Что такое иджаза по Корану?

титульная страница одной из иджаз

Популярный вопрос, многие путают иджазы по хадисам и отдельным книгам и иджазу в Коране.

Коран передаётся посредством прочтения заученного шейху или прослушиванием от него, что терминологически тоже приемлемо, как путь передачи, не более того. Но традиция установилась так, что от ученика требуется хороший уровень заучивания и правильное прочтение, поэтому обычно ограничиваются именно первым способом. Это было и остаётся основой в передаче Книги Аллаха. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, слышал его от Джибриля, мир ему, потом периодически с ним же его повторял, читая ему ранее ниспосланные аяты. Таким же путём приняли передачу Корана сподвижники, а от них и следующие поколения.

Цепочка передачи была короткой и не нуждалась в дополнительной письменной фиксации.

Например Хафс мог просто сказать, что читал имаму ’Асыму ибн иби Наджуду, а тот АбдуЛле Ас-Сулями, который читал нескольким сподвижникам, таким как ’Усман, ’Али, Убей ибн Кя’аб, Зейд ибн Сабит и АбдуЛлах ибн Мас’уд, а они уже читали Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, который получил Книгу от Джибриля, а от от Господа миров.

Такое запомнить не сложно.

Чуть позже в традиции передачи Корана появилось понятие иджазы. По сути иджазой стали называть то, что уже было известно в практике передачи Корана. Взято это было от мухаддисов (учёных по хадису), однако понятие иджазы в обоих случаях отличаются.

Пример устной иджазы от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, сподвижникам мы находим в хадисе, где он сказал: «Берите Коран от четвертых: АбдуЛлы ибн Мас’уда, Салима, Му’аза и Убей ибн Кя’ба». Это уже было иджазой, передачей права обучать Корану.

Немного о различиях в терминах

В случае передачи хадисов иджаза может быть выдана даже без факта прослушивания (от шейха) или чтения (студентом шейху). Не всё удаётся прочитать, не всё удаётся прослушать, и традиция передачи порой сохраняется иджазой на то, что человек не слышал от шейха и ему не читал. Чаще всего это бывает выражено в письменной форме. Во многих случаях иджаза выдаётся в дополнение к тому, что всё-таки было прослушано или прочитано. Углубляться в вопрос путей передачи сейчас не будем.

У чтецов Корана иджаза подразумевает нечто большее, чем просто право на передачу. Это право выдают с определёнными условиями.

Когда учитель видит, что его ученик готов, что он выучил книгу Аллаха и читает её правильно, он может дать ему разрешение на обучение других. Это и называют иджазой.

Условия, которые могут быть предъявлены к желающему получить иджазу.

Эти условия отличают иджазу в Коране от принятого понятия иджазы у мухаддисов:

  1. Твёрдое заучивание Корана полностью. Те передатчики, посредством которых до нас дошёл Коран, читали своим шейхам именно по памяти. И так читалось во всей цепочке до Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Тот же, кто в наши дни читает своему учителю с мусхафа, не заучив книгу Аллаха, и хочет получить иджазу, противоречит тому формату, в котором дошёл до нас Коран. Даже если он читает хорошо и правильно, но с мусхафа — это прерывает форму передачи, которая сохранялась более 1000 лет. Хорошо бы, чтобы эта основа не терялась и для того, чтобы такого ученика подбодрить, можно выдать ему что-то вроде свидетельства, что он «прочитал Коран полностью, глядя в мусхаф, с правильным чтением, о чём мы и свидетельствуем».
  2. Изучение правил таджвида. Это условие ставят не все шейхи, но многие, требуя от студента заучивания «Джазарии» (короткий стих по правилам таджвида) или чтобы вместе с ней был заучен ещё «Тухфату-ль-Атфаль» (ещё короче).
  3. Чтение Корана полностью, буква за буквой, с правильным произношением и соблюдением правил таджвида. Порой в наши дни происходит так, что шейх слушает от студента какую-то часть Корана и даёт ему иджазу на всю Книгу. Это в отношении Корана не правильно, если только не упоминается об этом как в самой иджазе, так и при дальнейшей передаче Корана этим учеником, что он читал «отсюда до сюда». Допустимо это тогда, когда ученик известен своим хорошим уровнем заучивания и чтения и до этого уже получал иджазу от другого шейха/шейхов, тогда очередной шейх может прослушать у него какую-то часть и дать иджазу, или проэкзаменовать его после прослушивания этой части. Во всех этих ситуациях передавая Коран дальше он обязан упомянуть, что от этого шейха передаёт именно в такой форме «читал столько-то и получил иджазу на остальное». В других случаях это проблема, ведь ученик стало быть не отточил произношение отдельных слов, которые встречаются в Коране только один раз со своими особенностями, как например:
    • تَأمَنَّا в суре Юсуф
    • مَجريهَا в суре Худ
    • أَعجَمِيٌ суре Фуссылят
  4. Практика обучения Корану. Может быть это и не всеми практикуется, но это необходимо. Иджаза содержит в себе разрешение на обучение Корану, а не всякий способен на это. Чтение — одно, а прослушивание и исправление  — другое. Давая иджазу, учитель свидетельствует, что ученик способен на обе вещи.

Иснад

Снимок одного из иснадов, для примера

Иснад — это скорее дополнение к иджазе. Иснад — это та самая цепочка, которая ведёт от получившего иджазу до Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который получил Коран от Джибриля, а тот от Господа миров.

Как уже приводилось в пример выше, первым поколениям запись этого иснада была не столь критична. На сегодняшний день цепочка стала достаточно длинной и поэтому иджаза сопровождается записью этой цепочки.

О том, какие они бывают и о некоторых ошибочных представлениях о «самом коротком иснаде» мы попробуем поговорить в одной из следующих статей.

Запись мусхафа — в чём же проблема?

Предыдущая заметка, где коротко было упомянуто о том, что в турецких мусхафах есть какой-то недостаток задела некоторую часть читателей. Сразу поясню — речь конечно же не об определённой стране, а о правилах записи Корана, которые должны соблюдаться вне зависимости от страны выпуска.

Правила записи Корана, наука رسم المصحف веками передаётся из поколения в поколение и берёт своё начало с той записи, которую утвердил Усман, да будет доволен им Аллах, как единственно верную и которой эти мусхафы были записаны ещё до того, как были собраны. Сразу нужно заметить, что записано было несколько экземпляров, каждый из которых отправился в определённую местность. Мелкие отличия (связанные с началом и концом некоторых аятов и не только) в них есть. Сейчас важно не это. Важно то, что же хотели сохранить учёные при помощи науки о записи Корана?

Сохранить хотели именно количество букв и их порядок. Ни разновидность почерка, ни форма харакятов и т. п. нас не интересует. То, что беспокоит, — количество букв в мусхафе, записанном Усманом. Запись, с которой были единогласны сподвижники.

Почему до сих пор важно? Потому что Усман, отправив в разные страны по мусхафу, отправил с ними и чтеца и приказал, чтобы люди сравнили записанное ими с тем, что он прислал и, если нашли противоречие, сожгли свои записи и опирались в дальнейшем на его мусхаф. Это очень краткое изложение, не претендующее на полноту, но суть, я надеюсь, все уловили. Ни при Усмане, ни после него никто не пошёл в противоречие принятой записи.

Теперь давайте обратим внимание на то, как были записаны эти мусхафы. В них не было ни точек, ни огласовок (харакятов) и они были записаны так, чтобы любой вариант чтения отдельных слов был согласно этой записи приемлем. Есть мнение, что точки и огласовки уже были известны арабам, и что убрали их с той же самой целью — для того, чтобы сохранить широту Милости Всевышнего Аллаха, которая включает в себя известные вариации чтения Корана. Но, тем не менее, это то, что было принято единогласно сподвижниками, а основа этой записи была заложена ещё Зейдом ибн Сабитом, да будет доволен им Аллах, во время правления Абу Бакра, когда он собирал то, что было записано при Пророке, да благословит его Аллах и приветствовал, со строгими условиями, предъявляемыми к этим записям. Но в историю углубляться сейчас не будем.

И так, ни точек, ни огласовок. Даже значка хамзы ещё не было. как записывали?

Вы могли видеть фотографии мусхафа, который приписывают Усману, да будет доволен им Аллах. Одна из страниц приложена в начале этой записи. Точно ли это его мусхаф или нет — не известно. Но, чтобы было понятно, приближенно к современному шрифту, я записал суру аль-Фатиха так, как она была записана изначально.

Примерно так. Не берусь сказать, какие были значки между аятами и т. п., да и форма букв, как уже говорил, не так важна. Главное, что это именно те самые буквы и в том самом количестве.

Первые точки-огласовки

Дальше (по разным версиям разные люди, но мы остановимся на одном) Абу Асвад Ад-Дуали проставил точки-огласовки. Не те точки, которые помогают нам различать буквы, а те точки, которые потом превратились в чёрточки. И, если вкратце, точка сверху означала фатху, точка снизу кясру, а точка перед буквой — дамму. Получилось как-то так:

Опять же, очень приближенно.
Потом они превратились в чёрточки сверху, снизу и в маленькую букву و, означающую дамму.

Точки для иностранцев

Это те точки, которые помогают нам, иностранцам, не спутать ب и ت, и т. д. Само из название произошло именно от слова, указывающего на «не-арабов».

Потом появился ещё и значок хамзы и т. д. и т. п.

А буквы?

А буквы не менялись. Росло количество значков, помогающих в чтении, но не менялись буквы. Если нужно где-то прочитать не написанный алиф — обычно указывают на это вертикальной чертой (дополнительной, над буквами). Если какая-то буква пишется, но не читается, обозначают это дополнительным значком, но не стирают букву. Надеюсь, что задача ясна — сохранить количество букв, даже если они кажутся кому-то лишними или недостаточными.

Так записан мусхаф. Мусхаф Усмана. Сподвижники единогласно его приняли, сожгли всё, что записано иначе. Порой не все цели такой записи ясны. Не все они возвращаются к вариациям чтения, но все они сохраняются по сей день.

Бывает так, что слово رحمة пишется как رحمت; бывает так, что мы пишем «лишнюю» (казалось бы) букву и не читаем её, но пишем же.

Так вот. Например, аят из суры аль-Фатиха:

Записан именно так, а не иначе. Сколько бы вокруг чего не нарисовали, а буквы остаются неизменными. В этом аяте объяснение и цель такой записи ясна: большинство вариаций чтения подразумевает, что слово ملك читается именно так, без мадда, без протягивания после буквы «мим». Но имам ’Асым, имам Кисаи, Я’куб и Халяф передали это слово с маддом, поэтому в нашем мусхафе добавили значок-чёрточку, помогающую прочитать слово правильно, в соответствии с передачей Хафса от ’Асыма:

И так делается во всей оставшейся части мусхафа. Если нужно прочитать что-то, но буква эта стёрта в записи, значит указываем на это дополнительным значком, но никак не пишем дополнительную букву. Это мусхаф, мы его в таком виде передаём более тысячи лет. Если где-то на учёбе, не зная правил записи и т. д. кто-то пишет по современным правилам для облегчения — не проблема, но мусхаф для поклонения, чтения в мечетях, для заучивания должен оставаться мусхафом.

Уберите все значки, огласовки, точки из этого аята — вы получите ту версию, которую я показал вам в самом начале.

Другие мусхафы

Я получил комментарий следующего характера: «это глупость, мусхаф он и в Африке мусхаф!». Конечно, это и хотелось продемонстрировать. Давайте наберёмся терпения и пролистаем различные вариации, с разных типографий, в разных видах чтения. Усложнённое задание: отмечайте также написание слова العالمين — итого на одной странице нас сейчас будут интересовать 2 слова. (Сразу замечу, что الصراط и صراط тоже к нашей теме относятся, но с ними дело обстоит проще. буквы «ра» и «та» не соединяются и между ними можно поставить чёрточку, которая будет даже полноценно похожа на алиф). Но можно ограничиться сейчас словом ملك, которое мы читаем как مالك (ничего не подумайте, чтение правильно в обоих вариантах).

Мысленно убирайте все лишние значки, оставляйте только основу букв, фотографии можно листать:

Здесь вы видели африканские мусхафы, пакистанский, египетский, мединский и т. д. Кажется достаточно, 12 вариантов собралось.

Наука о записи Корана

Восток и Запад едины в том, какие буквы в мусхаф включать, а какие нет.

Учёные, которых Аллах избрал для сохранения Своей религии и Своей Книги побоялись за сохранность мусхафов, несмотря на множество появившихся их копий, так же, как в своё время побоялся Усман, да будет доволен им Аллах, возможной фитны и разногласий, и как в своё время побоялся Умар и абу Бакр того, что что-то из Корана будет потеряно или забыто.

То, что записано в мусхафах, по большей части не противоречит принятым правилам правописания. Некоторые места, подобные упомянутому, отличаются от принятых правил. Причина этого может быть ясной и не очень. Учёные решили так, что раз мы в форме поклонения читаем отдельные буквы из Корана, не зная что за ними скрывается (как буквы в начале некоторых сур, например), то поклонением должно объясняться и то, что мы записываем мусхаф именно так, как он был записан во время Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Даже если в некоторых случаях это не соответствует установленным правилам правописания отдельных слов.

Учёные собрали все те места, в которых запись мусхафа Усмана не совпадает с привычными правилами письма, собрали это по разделам и с тех пор на эту тему было составлено немало трудов, охватывающих этот вопрос и помогающих сохранить то, как был записан мусхаф и как он должен записываться.

Один из важнейших трудов: «Аль-мукни’ фи ма’рифати марсуми масахифи ахли ль-амсар» (المقنع في معرفة مرسوم مصاحف أهل الأمصار), принадлежит перу величайшего имама своего времени Абу Амра ’Усмана ибн Са’ида Ад-Дани, который умер в 444 году по хиджре (Тем, кто уделил должное внимание изучению хотя бы чтения Корана, наверняка это имя уже знакомо).

По причине большой важности упомянутой книги, её точности и того, что она охватывает все необходимые вопросы, связанные с записью мусхафа, имам Абу Мухаммад ибн Фирру Аш-Шатыби из Андалуса изложил её в стихах, в небольшой поэме

При желании её можно послушать здесь, например:

Имам Аш-Шатыби в ней отдельно упоминает аят из суры аль-Фатиха, в котором стёрт «алиф» в слове ملك.

Это слово мы взяли только лишь для примера. Во всём Коране таких слов много, не только с алифом, но с различными другими добавленными или намеренно стёртыми при записи буквами.

Теперь посмотрим на слова العالمين и مالك здесь:

Первое отличие этого мусхафа в том, что написан он не в ручную (как приводимые выше в пример), а набран на компьютере. Но это мелочи по сравнению с тем, что вы уже наверное сами заметили. Лишний алиф в слове ملك и العلمين. Учитывая, что их добавляют именно «как слышится, так и пишется», можно добавить сюда ещё и два алифа в الصرط и صرط.

По примерным подсчётам таких добавленных алифов в этом мусхафе около 5000. Есть и некоторые другие противоречия той самой записи, которую так бережно учёные сохраняют на протяжении веков. И здесь мы не можем сказать «уберите этот значок и запись останется такой, какой должна быть». Здесь добавлены буквы в середине слова, соединены с предыдущей и последующей буквами и т. д. Почему так сделали? Я объяснения не знаю и не нахожу. Можно было бы назвать это «учебным мусхафом», «для начинающих читать» и т. д., но других версий в продаже или на полках мечетей я просто не нашёл. И дело не в стране, а в самом явлении.

Я долго искал и нашёл только лишь ещё один подобный мусхаф — это было издание какого-то европейского университета, видимо для востоковедов. Тоже набран на компьютере, тоже без соблюдения принятых правил. Для справедливости скажу, что им я тоже не рекомендовал бы пользоваться. Мы умрём, дети останутся. Сохранение таких версий — содействие потере знания, его скорейшему уходу.

Изучайте свою религию, свою историю, историю Книги, в которой Аллах обращается к нам. Изучайте саму эту книгу, не расставайтесь с ней, тогда вас не удивит, что кто-то говорит об имеющихся отличиях в какой-то стране или каком-то издании. Вы сами увидите эти отличия с первого взгляда.

Виды чтения, повсеместно практикуемые сегодня

Виды чтения (кырааты, риваяты если быть точнее) — наука нужная, но не всем знакомая даже приблизительно. Постараюсь периодически выдавать что-то полезное по этой теме, но и среди арабов многие понятия не имеют о чём речь.

Раз уж вы читаете по-русски, то готов поспорить, и почти убеждён, что Коран вы читаете риваятом Хафса от ’Асыма. Это такие имена. В данном случае Хафс — ученик ’Асыма. То, что относится к Хафсу называется риваятом, а то, что относят к ’Асыму — кыраатом. Поэтому, если быть точными в терминологии, то на вопрос «каким кыраатом ты читаешь?» можно ответить: — кыраатом ’Асыма.

А «каким риваятом?» — риваятом Хафса от ’Асыма.

По-арабски это пишется так:

حفص عن عاصم

В большинстве распространённых мусхафов это обозначено. Где-то прямо на титульном листе, как в египетском издании:

Где-то в конце, в послесловии, как в издании мединском:

и сирийском:

На будущее: все эти издания хороши, все написаны одним и тем же каллиграфом (Усман Таха) и одинаково хорошо читабельны. Я считаю и есть на то основания, что лучшая и наиболее строгая комиссия по мусхафам — в Египте. Но любой из этих мусхафов хорош. Главное не используйте мусхафов турецких.

Так вот, есть и другие виды чтения, другие риваяты. Из них на сегодняшний день практикуется всего четыре:

Хафс (другой уже) Ад-Дури от Абу ’Амра аль-Басри

الدوري عن أبي عمرو

Эта передача на сегодня сохранилась больше всего в Сомали, Судане, Чаде, Нигерии и в целом по Центральной Африке.

Риваят Варша (египтянин) от Нафи’а (мединского).

ورش عن نافع

Это мединское чтение, несмотря на происхождение Варша. Распространено в странах Магриба (Алжир, Марокко, Мавритания), Западной Африки (Сенегал, Нигер, Мали, Нигерия и другие) и немного в части Египта (очень мало), Ливии, Чада, а также на Юге и Западе Туниса. Было распространено в первые века в Египте, оттуда разошлось по упомянутым странам.

Риваят Калюна от Нафи’а

قالون عن نافع

Да, внимательный читатель мог заметить повторяющееся имя. Именно так. У имама Нафи’а два передатчика, Варш и Калюн. Чтение Калюна распространено в Ливии (официальный вид чтения), а также в Тунисе.

Хафс от ’Асыма

حفص عن عاصم

А это то, что вы уже знаете и (надеюсь) читаете. Чтение очень распространённое. Кто-то, будучи не в курсе, говорит, что это связано с его наибольшей близостью к языку курайшитов и т. д. Заявление это очень далеко от истины. Многие элементы чтения передачи Хафса мало использовались арабами (кроме отдельных племён) и поэтому сама передача Хафса очень долго была малораспространённой. Распространение наше чтение получило благодаря туркам-ханафитам в последние века Османского правления. Чтение Хафса стало практически единственным в странах Азии, на Востоке, а по причине давления на остальные варианты распространилось также на арабском полуострове и в Египте.

Почему ханафиты так ревностно продвинули вариант Хафса? По причине фанатичной приверженности мазхабу. Чтение Хафса куфийское. Хафс — куфиец, научился у ’Асыма, куфийца. Абу Ханифа тоже был куфийцем и, насколько известно, обучался у того же ’Асыма.

В последнее время есть надежда на распространение ещё одной передачи от ’Асыма — риваята Шу’ба (شعبة), так как отличия от Хафса незначительные и многие шейхи, владеющие многими видами чтения, побуждают учеников изучать оба варианта, таким образом охватывая чтение ’Асыма в обеих передачах. Об этом мы ещё, с дозволения Всевышнего Аллаха, постараемся поговорить подробнее.